Игоря Рудникова отправят по этапу

По информации пресс-службы Калининградского областного суда, уголовное дело Рудникова и Дацышина могут передать на рассмотрение в другой субъект РФ. Сейчас  материалы находятся в Верховном суде, где рассмотрят вопрос об изменении территориальной подсудности.

…После того, как 26 сентября судья Центрального районного суда Сагий отправила Рудникова на полгода в тюрьму, а Дацышину разрешила гулять по Светлогорску, она вдруг отказалась от дальнейшего ведения дела.

28 сентября Сагий вынесла постановление о передаче материалов в Ленинградский районный суд.  Своё решение объяснила тем, что пакет с мечеными купюрами помощнице Рудникова всучили в Ленинградском районе  – напротив редакции “Новых колёс”, в кафе “Про суши” (ул. Черняховского, 76 «б»).

Прокуратура подала протест на постановление судьи Сагий, потребовав вернуть дело в Центральный суд Калининграда. Решить спор должен был Калининградский областной суд. Однако и здесь принимать ответственное решение отказались.

Так что подозрения журналистов “Новых колёс” о том, что Рудникова попытаются увезти из Калининграда, подтвердились.
Вдали от родного города Игорь Петрович лишится поддержки своих земляков – калининградцев – тех людей, кто его хорошо знает, кто помогал ему всё то время, пока он находился в СИЗО.  К тому же переезд – это новые испытания для заключённого. Ведь неизвестно, куда повезут, в каких условиях будут содержать. Для того, чтобы унизить, причинить боль и страдания, Рудникова опять потащат по тюрьмам России. А самый главный минус – Игорь Петрович лишится адвоката, который защищал его в Калининграде.

Есть только один небольшой плюс. Если судьбу журналиста будут решать новые люди, не имеющие отношения к потерпевшему генералу и ангажированным судам, будет хоть какая-то надежда на справедливость.

Видимо, власти испугались той реакции, которую вызвало последнее решение о продлении Рудникову срока содержания под стражей аж на полгода. 

В Калининградском областном суде 50 человек дружно скандировали “Позор”. Причём,  кричали так долго, что прокурорша потребовала навести порядок в зале суда.