Сломать клетки, разбить решётки…

Редактор калининградского еженедельника «Новые колёса»  Игорь Рудников уже больше года  томится в тюрьме. Сейчас – в СИЗО-1 Калининграда (ул. Ушакова, 2-4). На свидания с ним не допускают ни журналистов, ни даже родственников. Однако мы уже несколько раз имели возможность общаться с Рудниковым по видео-конференции. Действительно – чудеса техники! Заключённого не надо привозить на процесс! Достаточно соединить суд и следственный изолятор видео-мостом. И – вуаля! Хоть и виртуальное, но присутствие обвиняемого – обеспечено.

-3-1024x687 Сломать клетки, разбить решётки...

Человек в клетке

Одно плохо – Рудникова всегда показывают в железной клетке. Человека загоняют за решётку даже перед видео-камерой! Зачем? Для чего? Трансляция ведётся из закрытого помещения следственного изолятора, где полно охраны, где каждый шаг арестованного находится под контролем. Пока решение суда не принято, обвиняемый вообще считается невиновным. Зачем же его демонстрируют как опасного преступника?

Журналист Рудников был арестован года назад по совершенно абсурдному обвинению: будто бы он вымогал у главы регионального следственного комитета 50 тысяч долларов. Уголовное дело до сих пор не рассмотрено, однако Игорь Петрович постоянно участвует в различных судебных процессах по административным делам.

_Лефортово-1 Сломать клетки, разбить решётки...

Потеряли честь и достоинство

Дело в том, что после ареста редактора «НК» и обыска в редакции, «обиженные и оскорблённые» герои публикаций «Новых колёс» потянулись в суды за возмещением морального вреда. Некоторые вспомнили о «чести и достоинстве» аж спустя 15 лет после выхода материалов в “Новых колёсах”. Почему? Они узнали, что во время обыска в редакции сотрудники ФСБ изъяли все доказательства и материалы по статьям (жёсткие диски с записями бесед, документами, фотографиями).

_555 Сломать клетки, разбить решётки...

Поэтому Рудникову из тюрьмы Лефортово в Москве  приходилось участвовать в процессах, инициированных героями публикаций “НК” в Калининграде.

Руки за спину, надеть наручники…

Кроме того, с жалобами в суды обращался и сам Рудников – на неправомерные обыски в квартирах его родственников, на отказ предоставить необходимые документы, на предупреждения Роскомнадзора в отношении газеты “Новые колёса” и т.д. Административные иски рассматривались районными судами г. Калининграда, Калининградским областным судом. И на всех заседаниях журналиста, депутата областной Думы четырёх созывов, редактора газеты сажали за решётку!

_3 Сломать клетки, разбить решётки...

Да и на заседания по мере пресечения (26.09 и 16.10 2018 г.) Рудникова доставили в суд в наручниках, в сопровождении конвоиров. И в зале суда тоже посадили в клетку!

Двойные стандарты

_Дацышин_1 Сломать клетки, разбить решётки...

Хотя бывший полпред президента в СЗФО Александр Дацышин, который проходит с ним по одному делу, пришёл в суд как обычный гражданин, без сопровождения полиции, без наручников. И во время процесса сидел за столом рядом со своими адвокатами. Рудникова же сторожила вооружённая до зубов охрана и судебные приставы. Игорь Петрович – не бандит, не убийца… Он даже не был ни разу судим! Однако журналиста всё время загоняют в клетку, как какого-то дикого зверя. 

Согласно каким-таким законам в российских судах монтируют эти заград-вольеры? Как выяснилось, никаких законных оснований устанавливать клетки на самом деле не существует. Появление железных и стеклянных будок регламентируется лишь внутриведомственными нормативными актами, которые официально нигде не опубликованы.

Государство заплатит 10 тысяч евро

Еще с советских времен в наших судах был предусмотрен лишь барьер – как, например, в фильме «Мимино». Там подсудимый находился в зале заседания именно за таким барьером. Клетки были введены в 1990-е годы, когда проходили суды над особо опасными бандитами. А теперь в них сажают всех подряд – подозреваемых по экономическим статьям, за превышение должностных полномочий – журналистов, режиссёров, врачей, чиновников и т.д.

_444 Сломать клетки, разбить решётки...

Хотя это является нарушением всех этических и моральных норм. Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) неоднократно указывал, что помещение подсудимых внутрь ограждающих конструкций унижает человеческое достоинство. В 2013 году россияне Александр Свинаренко и Валентин Сляднев подали иск в Страсбургский суд и выиграли компенсацию в 10 тыс. евро – за то, что в течение 6 лет (столько длилось рассмотрение дела) их помещали в ограждающие конструкции размером примерно 1,5 на 2,5 метра.

Страдания и унижения

Члены Большой палаты ЕСПЧ постановили, что такое обращение с подсудимыми недопустимо. «То, что заявители были подвергнуты содержанию в клетке публично, может подорвать их репутацию и вызвать у них страдания и чувства унижения, беспомощности, страха и неполноценности». Кроме того, выставление людей в клетке формирует у судей мнение о том, что обвиняемые опасны. В итоге ЕСПЧ признал незаконной российскую практику помещения подсудимых в клетки во время заседаний.

_2-4 Сломать клетки, разбить решётки...

Наконец на рекомендации ЕСПЧ отреагировали и российские чиновники. Летом 2018 года Совет Федерации разработал законопроект, запрещающий металлические клетки и «аквариумы» в залах российских судов. Спикер верхней палаты Валентина Матвиенко считает, что клетки из российских судов необходимо убрать до конца текущего года. По её мнению, в стране нужно применять европейскую технологию: чтобы подсудимый сидел рядом со своим защитником за столом.

Без боксов и решёток

3-2 Сломать клетки, разбить решётки...

Адвокатское сообщество также констатирует, что клетка заведомо делает человека преступником в глазах участников процесса, унижает его человеческое достоинство. Она затрудняет общение подсудимого с защитником и изолирует его от других фигурантов дела, что ставит его в неравное с ними положение.

14 ноября законопроект Совета федерации был поддержан в Государственной думе. Будем надеяться, что этот позор в виде железных клеток наконец исчезнет из нашего суда. Уничтожение этих уродливых сооружений станет хоть и маленьким, но всё же шагом к гуманизации всей судебной системы в России.