Хотели замогилить по-тихому…

Что только ни происходило с депутатом и редактором газеты «Новые колёса» Игорем Рудниковым в родном Калининграде, славном центре Янтарного рая (или Жемчужного побережья – как кому больше нравится). Конечно, газету он создал не простую. Журналисты хлестали коррупционеров всех рангов и мастей в хвост и в гриву. И те не стерпели обиды.

Терминатор Жемчужного побережья

23_1 Хотели замогилить по-тихому...
1 июля 1998г. БСМП

В 1998 году Рудникова избили арматурой – проломили голову. Журналист выжил лишь благодаря искусству докторов-нейрохирургов. И продолжил пугать жуликов и воров новыми разоблачениями на страницах «Новых колёс». И до того их довёл, что стали ему приписывать невиданные «подвиги» и коварные замыслы. В 2007 году Рудникова обвинили в нападении сразу на 22-х омоновцев. «Кто позволил избивать людей государевых?» – возопил главный смотрящий Янтарного рая (или Жемчужного побережья).

-1 Хотели замогилить по-тихому...
Псков. 2007 год

Журналиста-терминатора тут же бросили в темницу, а затем погнали по этапу. По тюрьмам и казематам возили как особо опасного преступника – в наручниках и бронированных автозаках. А вскоре выяснилось, что никаких омоновцев Рудников не бил. Ошибка вышла – с кем не бывает! Все обвинения с журналиста сняли и отпустили с миром. Вроде бы…

Не бандиты, а сотрудники ФСБ

В 2016 году на Рудникова напали с ножом – средь бела дня, у кафе «Солянка». Пять ножевых ранений, большая кровопотеря… Жизнь висела на волоске, но редактор «НК» чудом спасся – благодаря оказавшейся рядом «скорой». Немного поправив здоровье, он продолжил своё обычное дело – разоблачение коррупционеров, власть и деньги имущих.

 Хотели замогилить по-тихому...

Чья воспалённая фантазия придумала следующий ход – остаётся только гадать. Но в ноябре 2017-го началась новая фантасмагория. 1 ноября редактора «НК» схватили люди в камуфляже и масках, заковали в наручники и избили. После «общения» с масками Рудников потерял сознание и угодил в больницу, а затем – на нары.

Народ терялся в догадках – что происходит? Рудников – известный журналист, редактор газеты, депутат Калининградской областной Думы…

Оказалось, Игоря Петровича атаковали не бандиты, а сотрудники вездесущей ФСБ. Вскоре стало известно: журналиста обвиняют в вымогательстве у руководителя регионального следственного комитета генерала Леденёва 50 тысяч долларов – якобы за то, что редактор «забудет» про генеральский домик на берегу озера.

В это бредовое обвинение никто не поверил.

11 томов компромата

Однако! Целый год следаки «рыли носом землю», чтобы доказать «гнилую сущность» этих журналюг, этих зловредных папарацци, которые всё время «мажут чёрной краской» розовую (сытую, безбедную и безоблачную) жизнь самого западного региона. И вот, наконец, на «блюдечке с голубой каёмочкой» в суд доставили 11 томов компромата. Но оказалось, что компромат этот – вовсе не на журналиста Рудникова. На кого же, спросите вы? В СМИ об этом не раз сообщали. Но для официальных структур это тайна за семью печатями. Потому как судьи, чуть-чуть заглянув в уголовное дело, захлопнули «многотомное издание» и дружно открестились: «Чур меня!» А главный слуга Фемиды Янтарного рая вдруг заявил: ни один здешний судья не может объективно вести процесс, касающийся Рудникова.

В итоге дело зависло где-то между Калининградом и Санкт-Петербургом. И тут возникает вопрос – есть ли вообще в РФ хоть один суд, который объективно рассмотрит это резонансное дело? Может, проще сразу сплавить его «за бугор», в Европейский суд по правам человека?

Доверие или отставка!

И вот на дворе – декабрь 2018-го. Игорь Рудников томится в тюрьме уже больше года. Кроме адвокатов и следователей, к нему никого не пускают. Общаться со свободным миром Игорь Петрович может только по видео-связи, которая худо-бедно обеспечивается в наших судах. 29 ноября журналисты «Новых колёс» и все желающие смогли поговорить с Рудниковым в Балтийском флотском суде, где рассматривалась апелляция по делу об избиении  1 ноября 2017 года.

Заседание началось как обычно – с отвода председательствующему судье Алану Джиоеву. Для решения этого сложного вопроса Джиоев удалился в совещательную комнату. В это время Игорь рассказал нам о своём нелёгком житье-бытье в местном СИЗО-1, которое находится в самом центре Калининграда, на улице Ушакова, 2-4.

«Всё происходило в бане!»

IMG_5859_1-2-1024x628 Хотели замогилить по-тихому...

– Сейчас я жду вердикта Верховного суда по жалобе моих адвокатов, – помахав нам рукой, сообщил Рудников. – Они написали возражения на изменение подсудности. Я сказал председателю Верховного суда Червоткину: «Если и.о. председателя Калининградского облсуда Ларин не доверяет всем своим судьям, то должен подать в отставку!»

Меня хотели замогилить по-тихому, но это не получилось, и сейчас разгорается пламя. Как только подробности дела окажутся в сети интернет, все узнают, как осуществлялись махинации с землями игорной зоны, кто отдавал указания прокурору, начальнику УВД, ФСБ – кого из предпринимателей сажать, а кого не сажать, потому что с ними можно работать. Ха-ха… Всё в бане происходило!.. Почему этому сейчас не дают должную оценку? Я надеюсь, что всё же соответствующие правовые действия последуют.

Ответ системы

– Мои недруги очень удивлены журналистской солидарностью, которую демонстрируют международные СМИ. Меня всё время спрашивают: «А что, вас действительно столько журналистов знают?» …Я работаю в этой сфере уже 25 лет, каждый месяц иностранные корреспонденты приезжали в Калининград, я им помогал. Поэтому меня прекрасно помнят и надеются, что всё же российский суд будет объективным. Но если он не будет объективным… Все увидят, как реагирует мировое сообщество на то, что здесь сажают журналистов за их профессиональную деятельность. Может быть, я и жив благодаря тому, что вы все вместе работаете, поддерживаете меня. То, что я с вами сейчас разговариваю – это заслуга всех вас и моих адвокатов – Мисакяна, Паничевой, моего представителя Золотарёва.

Основная проблема в том, что мы в «Новых колёсах» публиковали очень острые материалы и сейчас получили ответ системы. Но, с другой стороны, мы – журналисты, выполняли свой долг и делали это осознано. Если нас преследуют, значит, то, что мы делаем, имеет вес и значение и воспринимается людьми. Это оценка нашей работы!

Революция в СИЗО

– В камере я нахожусь один. Камера размером 7,5 кв. метров, высота – под 3 метра. Сейчас здесь тепло. Немцы установили в этом здании очень много больших батарей – высотой 160 см. В каждом блоке по 10 секций. Единственное, первый этаж СИЗО – это настоящий холодильник. Там немецкие батареи срезали зачем-то.

 Хотели замогилить по-тихому...
СИЗО 1. Калининград

В октябре-ноябре меня продержали 23 дня просто в морозильнике. Температура в камере была 6-8 градусов. А вообще, чем выше этаж СИЗО – тем теплее.

Я вешаю ниточку между стенами, чтобы бельё посушить. Тюремщики говорят: нельзя. А как тогда вещи сушить? Недавно в СИЗО на Ушакова произошли удивительные перемены. Мне стали носить книги, почту… Газеты два раза в неделю доставляют. В понедельник 26 ноября громкость музыки уменьшили в два раза! Хотя раньше говорили, что это невозможно сделать. Начальник СИЗО заявлял: «У нас только один режим радио – громкий». Целый день с 6 утра до 22 часов звучало «лав-радио», «авто-радио» – да так, что не было слышно, о чём люди рядом говорят. Это была настоящая пытка!

Это вам не Москва!

– Каждое СИЗО живёт по своим правилам. Хотя закон в РФ – един. Я каждый раз спрашиваю: почему здесь вот так-то и так-то? Мне отвечают: «Это вам не Москва!» Например, здесь отбой строго в 22 часа. Ночью свет горит, но очень тусклый, читать с ним нельзя – глаза испортишь. А в Лефортово в большинстве камер был телевизор и разрешали смотреть передачи аж до 12 часов ночи. Я частично посмотрел даже ЧМ по футболу. А в Новый год вообще до двух часов ночи позволяли не выключать ТВ.

А здесь, на Ушакова, у меня и телевизора нет. В нашем СИЗО на 200 камер осталось всего 20 телевизоров. А было – 40. В Лефортово бесплатно ТВ предоставляли. А здесь за прокат надо платить 2,5 тысячи рублей с человека. То есть 5 тысяч с камеры. За год – 60 тысяч. Могли за пять лет все камеры обставить – новенькими телевизорами. Но этого не происходит. Видимо, на другие нужды средства уходят. Да… Неделю в соседней камере со мной сидела Елена Белая, врач из роддома.

Сквозь решётку вижу небо

– На прогулку выводят на один час – в маленький дворик (примерно 7-8 кв. метров). Есть и большие дворы – по 30 кв. м. Но в них попадаешь только раз в месяц. Здесь через решётку на прогулке видно небо. В Бутырке, в Московской тишине – вообще неба не видно. Вообще, психологически это очень приятно, что СИЗО находится в центре города. Редакция «Новых Колёс» – рядом, в 10 минутах ходьбы. Дума областная – рядом… Всё – рядом!

…В месяц я пишу по 50-60 писем. Так что мне в первую очередь нужны обычные конверты. Кроме того, продолжаю заниматься своим делом. Они мне ломают руки наручниками – а я им пытаюсь ответить словом.

…Нашу беседу прервало появление судьи Алана Джиоева. Продолжение см. по ссылке

P.S. 
Апелляционная жалоба на изменение территориальной подсудности будет рассмотрена в Верховном суде РФ 21 декабря 2018 года в 14-00.  Михаил Золотарёв: “Заседание специально подгадали к самому Рождеству в Европе – чтобы никто не обратил внимания. Все будут на рождественских каникулах!”